Являются ли видеоконференции равноценной заменой личным встречам?

Американские ученые сравнили эффективность обмена информацией при личном общении и в ходе видеоконференции. В блоге «Leading Virtually» появился небольшой обзор этого исследования, перевод которого мы и предлагаем нашим читателям.

Когда авиасообщение между некоторыми городами Европы было приостановлено из-за вулканического пепла, вместо поездок и личных встреч люди стали использовать Skype и другие средства видеоконференцсвязи. В отличие от электронной почты или телефона, видеоконференция считается почти тем же личным общением, несколько обеднённым оттого, что собеседники не находятся в одном и том же месте. То есть, считается, что видеоконференция уступает личному общению скорее по форме, чем по содержанию.

Однако исследование видеоконференций, проведенное американскими учеными, рисует другую картину. Исследователи обнаружили, что во время видеоконференции информация обрабатывается иначе, чем при личной встрече. Этот вопрос рассматривается в работе Карлоса Феррана и Стефани Уоттс, опубликованной в сентябре 2008 г. в журнале Management Science.

По мнению авторов, у участников видеоконференции появляется большое количество новых задач: идентификация говорящего, отслеживание движений, поддержание визуального контакта, осуществление смены коммуникативных ролей и регулирование темпа разговора. Поэтому они сталкиваются с более высоким уровнем умственного напряжения, чем те, кто встречается лично. Видеоконференция также требует большего напряжения внимания из-за необходимости повышенного самоконтроля. Столкнувшись с большей умственной нагрузкой, участники видеоконференции могут экономить усилия на оценке информации, которую они получают от собеседника. Принимая решение о ценности и правомерности предоставленной собеседником информации, участники видеоконференции могут беречь умственные ресурсы и уделять большее внимание побочным деталям (например, привлекательности говорящего), чем оценке качества приведенных аргументов. С другой стороны, личные встречи не возлагают такой тяжёлой умственной нагрузки на участников общения, и поэтому оставляют адресату информации реальную возможность сконцентрироваться на качестве информации во время её оценки и осмысления.

Ферран и Уоттс описывают результаты экспериментального исследования, в котором они нашли подтверждение своей модели, описывающей отличия видеоконференций от личного общения. Наблюдая за специалистами в области медицины, они обнаружили, что участники видеосеминара больше поддавались влиянию привлекательности говорящего, нежели были заинтересованы качеством его аргументов, тогда как среди тех, кто участвовал в личной беседе, наблюдалась обратная ситуация. Критерием привлекательности человека считалось то, насколько его оценивали как харизматичного, обаятельного, интересного и дружелюбного. Исследователи утверждают, что эти эффекты также объясняются разницей в умственной нагрузке. Основываясь на данных результатах, авторы доказывают, что видеоконференция на самом деле не является аналогом личной встречи – она изменяет ситуацию общения. Таким образом, участники разговора при оценке информации, полученной через видеосвязь, больше обращают внимания на такие второстепенные вещи, как личная привлекательность, чем на содержательность и планомерность высказываний. (Стоит заметить, что исследования Феррана и Уоттс проводились на материале видеоконференций семинарского типа, где участники не имели возможности взаимодействовать с докладчиком.)

Что означают результаты Феррана и Уоттс для людей, ведущих переговоры? Если выступающий является привлекательным человеком, у которого нет большого количества времени для убеждения собеседников в достоинствах своего предложения, то в этом случае он может использовать видеоконференцию вместо личной встречи. Выступающий также может нанять привлекательного человека, чтобы тот изложил его предложение. Или, если виртуальная команда использует видеоконференцию, а координатор хочет, чтобы участники усваивали информацию более систематично, он должен максимально снизить умственную нагрузку, связанную с использованием видеоконференции. Это можно сделать, обучив участников правильному поведению во время видеоконференции. Более того, участники должны предварительно порепетировать друг с другом, чтобы привыкнуть к паузам собеседников, характерной жестикуляции и другим средствам коммуникации.

Ещё одна вещь, которую может сделать координатор виртуальной команды, чтобы повысить внимание слушателей к логическим аспектам информации, сообщаемой на видеоконференции – помочь участникам сконцентрироваться на таких логических аспектах. Для этого можно использовать второе видео-окно (кроме того, в котором показывается изображение говорящего): оно позволит участникам конференции следить за проводящейся презентацией, на слайдах которой должны быть чётко и ясно изложены основные позиции доклада.

Таким образом, доказательства, приведённые Ферраном и Уоттс, подтверждают, что видеоконференция не может быть поставлена в один ряд с личной встречей, поскольку она изменяет характер информации, обрабатываемой участниками. В этом смысле она не заменяет личной встречи. Следовательно, идея о том, что видеоконференция может стать заменой живому общению, если просто повысить качество видеоизображения, не работает. Прежде всего, нужно сосредоточиться на понижении умственной нагрузки, возникающей во время видеоконференции, чтобы приблизить эффективность такого способа общения к настоящей встрече.

Например, не общаться с клиентом на неродном языке, а заказать переводчика. 😉



Оставить комментарий

'